Иван Семёныч по привычке встал рано – в 6.10 утра, без будильника. Принявшись чистить зубы, он невольно чертыхнулся тому факту, что супруга купила зубную пасту непривычно чёрного цвета. (Иван Семёныч жутко не любил, когда что-то нарушало его привычное существование). Закончив приводить себя в порядок, он пошёл в спальню и посмотрел на спящую благоверную, после чего осторожно провел по её щеке тыльной стороной ладони.
Ираида Афанасьевна приоткрыла глаза, потянулась, закрыла глаза, причмокнула и тихо сказала:
— Встаю, встаю…Читать далее

dialogi-o-dozhde— А вот вы знаете, коллега, в прошлом году в этот же самый день дожди уж та-ак лили, та-ак лили… Все-таки в этом году не так льют.
— Вы правы, коллега, в этом году льют не так. Совершенно не то, что в прошлом. В прошлом дожди были проливные – все равно, что стеной стояли эти дожди. Выйти на улицу было невозможно, уж так лили эти дожди. Фактически, если ты выходил на улицу в шляпе и без зонта, то в мгновение ока становилась мокрой не только шляпа, но и весь костюм. Читать далее

895Каждое воскресенье Антон Петрович вставал в 7.30 утра, выпивал стакан холодного 2,5-процентного молока, обувался в поношенные синие кеды, брал часть своей коллекции ключей от навесных замков и шел к ближайшему Ждановскому мостику.

Там он лицезрел гирлянды замков, коими увешаны были перила вышеозначенного моста. Откуда укрепился в российском народе такой обычай – замки в честь свадебного торжества на мосты вешать, Антон Петрович не знал, и знать не хотел. Читать далее

pervobytnaya-revolyutsyyaНу вот жили как-то первобытные люди. Прям такие наипервобытные, что даже огня не знали, боялись его, а умели только кусаться и кулаками друг дружку лупить.

А одно племя обитало в Большой Пещере. Они там от дождя-снега прятались, ребятишек волосатых рожали и сырое мясо неаппетитно жрали. Средь этого коллектива был здоровый такой бугай, которого все называли Слон (потому, что здоровый и потому, что бугай). Этот Слон всех напрочь обижал: последние гнилые куски и сырые корешки отбирал у соседей пещерной коммуналки. А особенно от него доставалось первобытному человеку по имени Кролик. Вышеозначенный Кролик роста был махонького, тощий и кашлял много, однако упорно продолжал топтать первобытную землю (видно, сильно жить хотел).Читать далее

Игорь Чурилов. Карповка

Игорь Чурилов. Карповка

Василий Василич проснулся в недобром расположении духа. Он неловко выключил звенящий будильник, чуть не уронив его на пол, а потом прошел в ванную комнату.

Вода в кране никак не хотела смешиваться: она была то слишком горячей, то излишне холодной. Кое-как умывшись, Василий Василич разогрел в микроволновке старый подсохший бутерброд с дешевым сыром.

Он решил сварить кофе. Но кофе не было. Совсем. Даже растворимого. Василий Василич, в общем-то, кофе не любил, он предпочитал чай. Но как раз сегодня ему очень захотелось кофе. Читать далее

Один человек пошёл мусор выносить, а тут смотрит: рядом с одной из квартир пакет стоит. Прямо как у него! И воняет, главное, также. «Нехорошо», — подумал человек. — «Очень неприятные флюиды источает этот пакет, наряду с моим. Наверное, люди, живущие в этой квартире, не имеют возможности выкинуть свой мусор. Может быть, времени у них нет или, не дай бог, сил и здоровья… Захвачу-ка я чужой мусор с собой и выброшу, ведь мне по пути».

На следующий день пошёл человек опять мусор выносить. Глянь: а у знакомой двери уже два пакета стоит. И, главное, придерживаются всё той же традиции – воняют. «Нехорошо», — подумал человек во второй раз. — «Видимо, болеют сильно люди-то. Грипп явно подхватили, температуру сбить не могут…». Взял человек оба пакета и двинулся с ними к мусорному баку.Читать далее

— Слушай, Пол, сколько нам еще здесь торчать? А вдруг этот засранец надолго завис в гребаной квартире?
— Уж поверь мне, парень, надолго! — ответил своему напарнику Джону Ламоту офицер Нью-Йоркской полиции Пол Додсон, открывая бумажный пакет с сэндвичами, которые заботливо приготовила ему жена Сьюзен. — Я бы с такой красоткой точно на всю ночь завис. Да-а.. А что, разве ты не хотел бы быть на месте это засранца, а?
— Черт! Черт!.. Да я даже не знаю, что бы я сделал, Пол, чтобы оказаться на месте этого засранца! Этого гребаного засранца, мать его так!
— О, да-а, ты бы многое мог сделать, чтобы оказаться на его месте, парень… Точно…Читать далее

Один человек с очень красивой модной стрижкой встретил как-то другого – с пышной лохматой шевелюрой – и говорит ему:
— Привет, лысый!..
— Какой же я лысый? У меня на голове есть волосы и ни одной проплешины, между прочим.
— Нет, нет, ты – лысый! У тебя голова блестит на солнце, как хромированный шар, — продолжал настаивать Красивая Стрижка.
— Да что вы такое говорите! У меня есть волосы, есть! Вот они! — возмущался, теребя пальцами свои локоны, Пышная Шевелюра. Читать далее

Федор Пантелеймонович человеком был совершено обычным. Ну вот как вы или я! Да только однажды у него открылся Дар. Продавщица супермаркета «Шестерочка» обидела его тем, что не захотела предоставить скидку на кабачковую икру, которую он так любил.
— Там же бумажка висела жёлтая! Жоолтая! – возмущенно кричал Федор Пантелеймонович на продавщицу.
— И что? – спокойно отвечала та.
— А на бумажке было написано про скидку! – тыкал пальцем в банку с икрой Федор Пантелеймонович. – На три рубля меньше!
— — Не знаю, где вы там, гражданин, какую бумажку увидели…
— Жоолтую!
— Желтую. Но только у меня касса никакую скидку не пробивает. Так что, может, вам бумажка эта с голоду привиделась.
— С голоду?! – эти слова Федора Пантелеймоновича совершенно подкосили и, можно сказать, морально расстреляли. Читать далее

Один человек встал рано утром и пошел на Васильевский остров. Двигался он с Петроградской стороны, перешел Тучков мост, попал на Кадетскую линию, затем на Университетскую набережную. Именно там человек заметил, что у него начинает побаливать бедро. Не обратив на это особого внимания, наш герой дошел до набережной лейтенанта Шмитда. Подле Подворья Оптиной Пустыни бедро разболелось невыносимо, так что человек решил возвращаться домой.

Дома наш герой залез в аптечку, и со словами: «Какого хрена оно разболелось!..», достал оттуда какую-то мазь. Намазав бедро мазью, человек лег спать. Уснуть он долго не мог, так как ворочаться в постели ему было очень больно, а это дело он страсть как любил (ну, в смысле, ворочаться). Наконец, человек уснул, а наутро проснулся совершенно здоровым. Читать далее