***
Планета магмою плевалась и дрожала.
А мне-то глупому казалось, что дышала.
Три поселения плевком сгубила,
Потом еще повозмущалась. И остыла.

Взбешенный ветер соскребал с планеты кожу,
Как недоразвитый амбал угрины с рожи.
А мне почудилось, что ветер-хулиганчик
Планету в щечки целовал, неловкий мальчик!

Я объяснить себе не мог таких явлений,
Неоднозначнейших картин и превращений…
Хотя возможно, что к Концу, к Зимовью,
Я –
буду течь
внутри планеты
кровью.

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

***
Я все ошибки запишу на плёнку.
(Пусть голос дрогнет — это ведь не ложь).
Играет ветер маленьким листёнком,
И я чертовски на него похож.

Мой голос, словно ласковую воду,
В себя всосёт воронка-диктофон.
И эту — то ли басню, то ли оду —
Лишь только он запомнит, только он.

Когда-нибудь заботливая память
Прочтет все то, что записал на «REC»
И скажет мне картавый мой динамик,
Что без ошибок человек – не человек.

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

dialogi-o-dozhde— А вот вы знаете, коллега, в прошлом году в этот же самый день дожди уж та-ак лили, та-ак лили… Все-таки в этом году не так льют.
— Вы правы, коллега, в этом году льют не так. Совершенно не то, что в прошлом. В прошлом дожди были проливные – все равно, что стеной стояли эти дожди. Выйти на улицу было невозможно, уж так лили эти дожди. Фактически, если ты выходил на улицу в шляпе и без зонта, то в мгновение ока становилась мокрой не только шляпа, но и весь костюм. Читать далее

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

***
Знавал я одного человека
С суровым и хмурым лицом.
Он имел седые виски
И четыре морщины на лбу.

Он обычно молчал в разговоре,
Лишь изредка гладил рукой
Затылка короткий волос
И нижнюю губу кусал.

С ним было приятно вот так вот
Сидеть и молчать часами,
Сидеть и думать о разном,
А, может быть, – об одном.

Но однажды его разорвало
От мыслей и чувств, которые
И были причиной морщин.
А, возможно, и цвета висков.

Я подле сидел. И меня
Окатило этой волною,
Я подле сидел. И меня
Очистила эта волна.

И тот человек сказал мне:
«Важнее всего на свете
Не то, где мы были и будем,
А то, где мы есть сейчас».

И я кивнул человеку,
Разумеется, с ним согласившись,
И, возможно, чуть-чуть усмехнувшись,
И от зеркала отойдя…

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Где-то в Нигде, в невесомости
Тридцать второго марта,
Мы писали с тобой наши повести, —
Получались игральные карты.

На твоих смущённых коленках
Лежал смутившийся Бродский.
Фигура. Поэт. Нетленка.
Осязаемый, но не плотский.

А колени были – белыми-белыми,
Гладкими-гладкими, как шелка
К ним хотелось губами спелыми
Прикоснуться, хотя б слегка.

Только время неумолимо
Пожирало мои мечты,
Лишь листали, как прежде, мило
Страницы твои персты.

Нет, не смею встать на пути я
У смутившегося и не плотского.
Фигуры. Поэта. Мессии.
Осязаемого Бродского.

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Владимир Петрович Злодеев
Был Питеру предан душой –
Ходил по музеям и скверам,
И по Дворцовой – босой.

Владимир Петрович Злодеев
Душою любил СПб
Он кушал шаверму и куру,
А слушал Сплинов с Биллис Бэнд.

Владимир Петрович Злодеев
Душою любил Петербург,
Гатчину, Пушкин и Павловск,
А также чуть-чуть Шлиссельбург.

Владимир Петрович Злодеев —
Он питерский наш патриот,
За Питер, поверьте, он глотку
Изысканно перегрызет.

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

***
В автобус девушка вошла —
Из темноты в темноту.
Не пьяная, не сумасшедшая —
Слепая.

В автобус девушка вошла.
Оказывается, эльфийских глаз
Я никогда не видел.
Впрочем, как и она.

В автобус девушка вошла.
И с нею был провожатый —
Обнимал он хрупкие плечи,
Как ребенок, наверно, игрушку.

В автобус девушка вошла.
Ее прекрасные руки
Заканчивались розовыми лепестками,
А у провожатого – траурной каймой.

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

895Каждое воскресенье Антон Петрович вставал в 7.30 утра, выпивал стакан холодного 2,5-процентного молока, обувался в поношенные синие кеды, брал часть своей коллекции ключей от навесных замков и шел к ближайшему Ждановскому мостику.

Там он лицезрел гирлянды замков, коими увешаны были перила вышеозначенного моста. Откуда укрепился в российском народе такой обычай – замки в честь свадебного торжества на мосты вешать, Антон Петрович не знал, и знать не хотел. Читать далее

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

***
однажды рано-рано утром
ты проснешься-очнешься
с мыслью
что нет любви

прокравшись в мягкие тапочки
ты прикроешь стыдливое тело
(свое и своей постели)
чем-нибудь белым-белым

прошмыгнув на кухню
тихой домашней мышкой
приготовишь двуглазую яичницу
и черный как негр кофе
не заметив что забыла положить сахар
и совсем забудешь про яичницу
а потом скажешь:
в мире нет любви

за окном ты увидишь
как резвым прыжками
бежит по улице слепой но веселый дождик
ты вздохнешь и подумаешь:
в мире нет любви

ты выйдешь из дому
и попадешь в объятия
мокрого летнего дождя
Ах! Ты опять забыла взять с антресоли
свой черный зонт
с красиво загнутой деревянной ручкой…

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Сайт был древним, как сама Вселенная:
С доменного имени сыпалась труха,
Сайдбар повязали плющ и плесень,
А в футере крысы свили гнездо.

Сайт был древним, как сама Вселенная,
Забыт и заброшен, как старый дом.
Два-три путника, мимо прошедшие,
Кривили ухмылки, и далее шли.

Сайт был древним, как сама Вселенная,
Как ржавый корабль без парусов,
Без капитана и без команды,
Дрейфующий где-то в Саргассовом море.

Сайт был древним как сама Вселенная.
Но один раз в год, почему-то в четверг,
В гости к нему приходила пара –
Влюбленных в ржавчину, плесень, труху.

Двое эти! Ах, эти двое! —
Искушенные гости его страниц –
Комнат, кают, подвалов, гальюнов,
Коридоров, палуб и чердаков!

Они приходили и молча курили,
Им было приятно вот так вдвоем,
Сидеть на его трухлявом крылечке
И дымные кольца под крышу пускать.

Сайт был древним, как сама Вселенная,
Но он того стоил, а не просто стоял.
Давайте оставим влюбленных в покое,
Хозяин умер и сайт закроют.

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс