Лучи

В дверь редактора газеты «Алданский листок» кто-то неуклюже постучал.
— Войдите! — сказал Василь Василич, снимая очки и свертывая «аську» на компьютере.
В кабинет вошел небольшого роста человечек с синими припухлостями под глазами и рыжей щетиной на морщинистых щеках.
— Здрасьте! — застенчиво сказал он.
— Здравствуйте! Чем могу служить-с? Присаживайтесь.
Василь Василич любил иногда козырнуть чем-нибудь эдаким из XIX века. То пенсне, найденным у недавно умершей бабушки, то сигарой, то лексиконом или особым произношением со словоерсами, как сейчас.
Человечек неуверенно подошел к стулу, который обычно стоял перед редакторским столом и предназначен был именно для посетителей. Осторожно присел, снял потертую шапку из кроличьего меха и скомкал ее в руках.
— Я… это… Искрю!
Василь Василич удивленно поднял брови, решив, что не расслышал:
— Что, простите?..
— Искрю я, — громким, направленным в лицо редактора шепотом произнес посетитель.
— А мы… что можем? — спросил хозяин кабинета, немного оробев от чесночного аромата, исходящего от человечка.
— Уже ничего. Началась вторая стадия.
— Какая?
— Водка — НЕ антисептик!
— Что вы говорите! — протянул Васил Василич грустно. А про себя подумал: «Вот и весна пришла. Птицы полетели в теплые края, а шизофреники — к нам».
— Да-да! — уже намного уверенней заговорил человечек. — Она уже не убивает лучи.
— Лучи? — переспросил редактор в надежде найти смысл в речах убогого.
— Конечно! Я давно подозреваю, что на крыше бассейна, что находится на стадионе «Олимп», стоит прибор. Он облучает некоторых жителей.
— И?..
— Вы что, не понимаете? В нашем городе избавляются от людей.
— Вы… физик?
— Я — агроном. Бывший. Но это неважно. Я принес вам зуб! — сказал человечек, роясь в карманах.
— Зуб? Какой зуб? Не надо никаких зубов! — заволновался Василь Василич. Его уже начало подташнивать от запаха чеснока. Зуб был бы явно последней каплей.
Человечек вынул из кармана небольшой кусок мятой тетрадной бумаги. Расправив листочек, он положил его на стол редактора. В нем лежал желтый, поеденный кариесом человеческий клык. У Василь Василича задергалась нижняя губа, он откинул голову как можно дальше, но спинка высокого кресла помешала ему.
— Уберите это… п-пожалуйста!.. — пролепетал редактор.
— Ага, — сказал посетитель и быстро засунул зуб в карман вместе с бумажкой. — Так вот! Методом неких малоизвестных алхимических изысканий я установил, что водка убивает лучи. И она какое-то время действительно действовала! Но вчера, когда выпал зуб, я понял! Либо я ошибался, и водка НЕ является антисептиком, либо ОНИ установили новые фильтры к энергоизлучателю!
— Они?.. Кто «они»? — выдохнуло главное лицо «Алданского листка».
— Ад-ми-ни-стра-ци-я! — громким шепотом выпалил человечек. И добавил: — Арсений Иванович умер!
— Кто это?
— Мой друг! Величайшего ума человек! Мы вместе проводили изыскания. Он скончался на прошлой неделе. Врачи сказали: инфаркт, вызванный частым употреблением алкоголя. Я верю! Да, инфаркт. Но ЧЕМ вызван? Вот вопрос!
— Л-лучами? — робко заметил редактор.
— Вы все поняли! Я знал, что вы меня поймете! Я всегда читал вашу авторскую колонку и восклицал: «Арсений Иванович! Нам поверит только ЭТОТ человек! Надо идти к нему». А потом он умер. Не дожил. Арсений Иванович наш…
Посетитель достал из другого кармана на удивление чистый, жутко пожамканный носовой платок и начал громко сморкаться. Закончив, он сказал:
— Но я сделал новое открытие! Чеснок вместе со спиртом! Это та же водка, но с большей концентрацией убивающих лучи ферментов!
— Так чеснок же вроде… от вампиров… — заметил Василь Василич, сам удивившись тому, что говорит.
— Правильно! В точку! Вампиры что делают? Кровь сосут! А кровь — это жизненная энергия. Лучи тоже высасывают из людей жизненную энергию! А потом ОНИ используют ее в освещении, подаче тепла, воды и так далее. И нам же продают нашу энергию!
— А какой же смысл доводить людей до смерти? Ведь тогда не от кого будет энергию брать, — кое-как оправившись от напора посетителя и нажимая кнопку вызова охраны, спросил редактор.
— Я тоже думал об этом! А потом понял! Они не из всех энергию берут. Только из опасных для них. А остальные должны жить, чтобы им энергию продавать.
— Да-а, это, конечно, весьма интересная теория, но…
В кабинет, не стучась, спокойно вошел охранник Петр.
— Вызывали, Василь Василич?
— Вызывал. Что ж ты ко мне психов, Петя, пропускаешь? Весна на дворе, я ж предупреждал.
— Виноват, Василь Василич. Исправим. Ну-ка, пошли! — твердо добавил он уже в сторону посетителя и, взяв его за локоть, повел за дверь.
— Но как же так?! — заголосил тот. — Вы же меня почти поняли! Поверили! А-а-а! Я догадался! Вы тоже из НИХ!
— Пошли, пошли, малахольный, — буркнул охранник, уводя человечка.
Василь Василич глубоко и тяжко вздохнул, откинулся на спинку кресла, снял очки, протер их, помассировал глаза.
— Да-а… Только зубов на моем рабочем столе еще не бывало… Псих, блин…
Телефон, стоящий возле компьютера, зазвонил. Редактор, не торопясь взял, трубку. В нем проснулся «аристократ»:
— Ал-л-е-е! Моргунов у аппарата! — интеллигентно протянул он.
— Посетитель все еще у тебя?
— Альберт Степанович! — узнал редактор голос первого заместителя мэра. «Аристократ» тут же куда-то исчез. Редактор сразу как-то поджался.
— Посетитель, говорю, ушел?
— Да, Альберт Степанович… Н-нет его. Нет.
— Хорошо. Ты забудь про него. Понял? Не было у тебя никого. И охране скажи.
— Конечно, Альберт Степанович! Конечно!..
Зам мэра, не прощаясь, отключился.
Василь Василич, не спеша, положил трубку. Взгляд его выражал страх, ужас и одновременно благоговение пред власть держащими. Он открыл нижний ящик стола и достал бутылку «Абсолюта». Налив полстакана, он залпом выпил водку.
— Надо не забыть в магазин зайти… Чеснока купить… — сказал он сам себе.

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*