Где-то в Нигде, в невесомости

Где-то в Нигде, в невесомости
Тридцать второго марта,
Мы писали с тобой наши повести, —
Получались игральные карты.

На твоих смущённых коленках
Лежал смутившийся Бродский.
Фигура. Поэт. Нетленка.
Осязаемый, но не плотский.

А колени были – белыми-белыми,
Гладкими-гладкими, как шелка
К ним хотелось губами спелыми
Прикоснуться, хотя б слегка.

Только время неумолимо
Пожирало мои мечты,
Лишь листали, как прежде, мило
Страницы твои персты.

Нет, не смею встать на пути я
У смутившегося и не плотского.
Фигуры. Поэта. Мессии.
Осязаемого Бродского.

Поделиться в:

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*