Глубокоуважаемая Дарья Петровна!

Давно хотел написать Вам электронное письмо, ибо служба коротких сообщений (SMS) не удовлетворяет моих вербально-литературных амбиций. Да все как-то, извините за банальность, времени не хватало. То — это. То — то. То опять это, а то снова то. Да плюсом ко всему стоило бы прибавить не очень дружественное наше с Вами последнее расставание, именуемое в народе обидой. Правда, коли сказать уж всю правду, обида была односторонняя — с Вашей, любезная моя, стороны. Continue reading

Глубокоуважаемый Артемий Петрович!
Здравствуйте!

Простите, ради Бога, за такое моё нахальство! Пишет Вам Ваш сосед по парадной — Акакий Евграфович Сыромяткин. Вы меня не знаете, да оно и ни к чему — зачем Вам знаться с таким ничтожным человечишкой, коим является Ваш покорный слуга! Зная беспременную занятость Вашу как высокоталантливого писателя, я бы никогда не решился тревожить Вас своими никчемными идеями и мировоззренческими позициями. Однако намедни стал я свидетелем возмутительного инцидента, коий произошел на моих глазах и коий, как мне кажется, мог бы стать основой для сюжета очередного Вашего прозаического сочинения.
Позволю себе вкратце его изложить. Волею случая повстречался я на В-ской улице со старьевщиком Митрофаном, коий, как Вы, конечно, знаете, часто прохаживается мимо нашего дома с неизменной своей тележкой, в которой во множестве имеется различное тряпьё да иная старинная утварь, скупаемые им по невысокой цене у нашего брата и продаваемые втридорога. Я и сам, признаться, глубокоуважаемый Артемий Петрович, третьего дня продал ему почти новёшенькую шинель всего-то за рубль с полтиной. Ну да речь тут совсем о другом — о том, что рядом с Митрофаном приметил я девицу приятной наружности в белой вуальке. Continue reading