Евгений Гришковец сидел на кровати в гостиничном номере заштатного российского городка. Он был одет в пальто и большой вязаный шарф, несколько раз обмотанный вокруг шеи. На голове его не было ничего. Оставалось каких-то полчаса до очередного спектакля, Евгений Гришковец ждал — за ним должен был приехать автомобиль.

Глаза Евгений Гришковца внимательно обозревали номер в поисках чего-нибудь интересненького. Интересненькое никак не находилось. Вдруг взгляд его упал на бигуди, что лежали на тумбочке возле кровати.Continue reading

Борис Акунин сидел у камина в кресле-качалке и пил красное вино из фужера.
Григорий Чхартишвили сидел напротив него на табурете и завидовал. Григорий Чхартишвили нервно стучал по табурету ногтями.
Борис Акунин оттолкнулся ногами от пола и начал с удовольствием качаться.
Григорий Чхартишвили посмотрел на свой табурет и от злости плюнул на пол.
Борис Акунин усмехнулся.
Григорий Чхартишвили скрипнул зубами.Continue reading

Приходит как-то Сорокин к Пелевину.

Сорокин: А ведь Вы, батенька, не писатель!
Пелевин: Как?
Сорокин: Не писатель Вы, Витенька!
Пелевин: Как Вы сказали?
Сорокин: (отрывая Пелевину ногу) Да уж не писатель, это точно!
Пелевин: (медитируя) А кто ж?
Сорокин: А медведь плюшевый! Вот Вы кто!
Пелевин: (уходя в нирвану) И то верно. Не поспоришь.

Конец.